Угольные люди

Все чаще в последнее время слышны споры об иммигрантах – насколько благополучное и устоявшееся общество “должно” тем, кто приехал в новую страну? Я думаю, все спорщики просто обязаны посетить Музей антрацита, посвященный тем иммигрантам, которые приехали в Америку и ничего не просили, а честным трудом зарабатывали себе на жизнь.

Антрацит – лучший сорт каменного угля, дает меньше дыма и дольше держит тепло. В общем, действительно ценная находка. Каменный уголь использовали американские индейцы еще с XIV века, а в XVIII веке европейские поселенцы обнаружили его высшую разновидность – антрацит. Наибольшие запасы антрацита (до 98 процентов от общего количества разведанных в Америке залежей) находятся в долине Лакаванна в штате Пенсильвания – и здесь же обнаружили железнорудные месторождения. Братья Джордж и Сэлдон Скрэнтоны, переехавшие в Пенсильванию в 1840 году, открыли тут первую железную кузницу и использовали антрацит в качестве топлива для выплавки стали. Дело пошло так хорошо, что вскоре у братьев появился собственный сталелитейный завод. Новые рабочие места привлекали все больше иммигрантов, поселение росло – и так появился город Скрэнтон.

Так что неудивительно, что здесь есть Музей антрацита (или полностью – Музей антрацитного наследия) – но, по сути, посвящен он не углю, а тем людям, которые его добывали.

Отцы-основатели.

img_6870

И те, кто работал ради их благополучия и развития города.

Картинки по запросу The Anthracite Heritage Museum

Один такой камушек может согревать всю семью в течение года. Прозванный “черным бриллиантом”, кусок антрацита весов в 13 тысяч паундов, является одним из самых значительных – как по весу, так и по ценности – экспонатов.

img_6971

img_7054

История освоения этого региона начинается с индейцев, которые, как уже научно доказано, тоже были “понаехавшими“.  В 1749 году эта территория была выкуплена правительством Пенсильвании у Совета Шести Наций всего за 2,5 тысячи долларов. Но промышленное добытие антрацита началось позже, а развитие производства братьями Скрэнтонами во второй половине XIX века привлекло, как я уже писала выше, огромное количество иммигрантов из разных стран.

photo-68

Большинство прибывших сюда из Уэльса, Англии и Шотландии уже имели опыт работы на шахтах, что объясняет их интерес к жизни именно в этом регионе. Остальные ехали, обладая лишь надеждами на лучшую жизнь – угледобывающие предприятия нанимали так называемых агентов-рекрутеров, которые ездили по миру, рекламируя условия работы и встречали эмигрантов на пропускном пункте на острове Эллис. Сначала, как правило, приезжали мужчины, затем отправляли домой билеты и денежные переводы, и тогда уже приезжали женщины с детьми. К началу двадцатого века население Скрэнтона составляли в основном выходцы из южной и восточной Европы.

В музее выставлены экземпляры Библий на разных языках, оригиналы свидетельств о рождении, фотографии и даже денежные знаки, которые привезли с собой иммигранты.

3 img_1179 img_1185img_1188

Чуть больше трех миллионов иммигрантов приехали из Российской Империи в 1896 – 1915 годах. Две трети составляли евреи, остальные – поляки, литовцы, латыши и украинцы.

Условия труда оставляли желать лучшего. Собственно, вся экспозиция музея – это ожившие иллюстрации к роману Эмиля Золя о французских шахтерах “Жерминаль”. Уголь добывали вручную, перевозили на мулах (чаще всего повозками под землей управляли мальчики, достигшие десятилетнего возраста), вручную же измельчали и толчили с помощью нехитрых приспособлений.

img_1174 img_1200

img_1205

img_1216

На этой фотографии (примерно 1900 год) шахтер-иммигрант из Уэльса Эван Дэвид Эдмундс запечатлен рядом с буровой скважиной, а иммигрант-литовец Алекс Зискавадже (фамилия явно неточная) нагружает повозку углем.

img_1215

Тележку наполняли углем до самого верха.

img_1222

Слои угля до 70 сантиметров в глубину называли “обезьяньи вены”. Чтобы самому понять, насколько тяжело было работать в таких условиях, в музее установлен небольшой куб с отверстием величиной с такую “вену”. Дети попробовали – даже десятилетнему спортивному ребенку там тесно поворачиваться.

img_1219

Зарплаты шахтеров были небольшими и, чтобы прокормиться, работали все члены семьи. Исследование Иммиграционной комиссии США в 1909 году зафиксировало средний заработок иммигранта-чернорабочего – 2,09 доллара в день. Поэтому, пока главы семейств работали в шахтах, их сыновья подбирали и сортировали уголь на поверхности, а, достигнув десятилетнего возраста, становились на вахту. Считалось, что двенадцатилетние мальчики могут полноценно работать в шахте. Для владельцев шахт это было очень выгодно – детей заставляли работать наравне со взрослыми, но платили им 25 центов в день (что равняется сегодняшним 17 долларам). По статистике того времени, детский труд приносил до 35 процентов от общего семейного дохода.

Женщины и девочки не работали на угольном производстве, они были заняты, помимо домашних дел, обработкой шелка. Текстильная промышленность была развита в Скрэнтоне ничуть не меньше угольной и сталелитейной.

img_1276

img_1284

img_1286

img_1307

Шахтерский быт представлен в музее довольно интересно: тут есть макет дома обычной шахтерской семьи, врачебный кабинет, таверна, церковь. Понятно, что в таких условиях, когда вся семья вынуждена работать с утра до вечера, не до школьного образования или библиотеки.

img_1259

img_1324

img_1328

Примечательна история семьи Дженетти, иммигрантов из Тироля. Изначально они занимались продажей мяса, развозя продукцию на собственной повозке. Постепенно их бизнес разросся – и Дженетти стали владельцами собственной сети продуктовых магазинов, а затем и ресторанов и сети отелей в Скрэнтоне и ближайших к нему городах.

img_1331

Разумеется, такие американские истории успеха случались не часто – большинство иммигрантских семей жили в полной нищете. Часто в среде шахтеров вспыхивали забастовки, основные требования шахтеров – повышение заработной платы и обеспечение безопасных условий труда. Профсоюзу шахтеров и забастовкам посвящена добрая часть музея.

img_7080

img_7062

 

С апреля по ноябрь здесь можно не только посмотреть, но и самому попробовать перевоплотиться в шахтера того времени – в вагонетке можно спуститься на двести метров под землю внутрь самой настоящей угольной шахты (она функционировала до 1966 года, а сейчас туда выстраиваются очереди из туристов). В шахте все настоящее, кроме, разумеется, фигур шахтеров, которые, тем не менее, смотрятся очень реалистично.

Похожее изображение

В зимний период шахта закрыта, но основное оборудование выставлено снаружи. Здесь же установлены стенды с полезной информацией – о том, как формируются разные слои угля, на какой глубине работали шахтеры и так далее.

img_7016

img_6934

img_6961

img_6985

img_6960

img_6992

img_7003

img_6994

img_7015

С холма, где расположен Музей, открывается вид на прекрасный город, выросший благодаря тяжелому иммигрантскому труду. Сейчас здесь проживает около 80 тысяч человек. Некогда сосредоточение угольной и сталелитейной промышленности, теперь это – культурный и спортивный центр региона, с пятью университетами и крупнейшей библиотекой и прекрасными парками.

img_7044

img_6872

О тяжелом прошлом напоминают только осколки антрацита. Бывшая угольная шахта стала туристическим аттракционом, а потомки иммигрантов – настоящими американцами.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s