Музей битвы при Геттисберге

Битва при Геттисберге считается самым кровопролитным сражением между армиями Севера и Юга, и поворотным моментом в американской Гражданской войне (1861-1865 гг.).

Битва эта (длилась с 1 по 3 июля 1863 года) описана довольно подробно, поэтому остановлюсь вкратце на основных моментах. Если бы битву проиграли северяне, то для армии конфедератов под управлением генерала Роберта Ли была бы открыта дорога на Вашингтон. В то же время, обе армии к лету 1863 года были изрядно измотаны: шел уже третий год войны. Север по-прежнему сохранял свои экономические и промышленные преимущества, но терпел поражения, что сказывалось на моральном духе армии. Юг был истощен блокадой, голодом и болезнями, но армия по-прежнему стойко держалась и твердо верила в свою победу, несмотря ни на что (и это прекрасно описано в уже, увы, почти запрещенной сейчас книге “Унесенные ветром”).

“В первых числах июля пронесся слух, что войска генерала Ли вступили в Пенсильванию. Генерал Ли на территории неприятеля! Ли наступает! Эта битва будет последней! Атланта волновалась, торжествовала и жаждала мщения. Теперь янки на собственной шкуре почувствуют, каково это – вести войну на своей земле. Теперь они узнают, каково это – когда твои плодородные земли вытоптаны, дома сожжены, кони и скот угнаны, старики и юноши взяты под стражу, а женщинам и детям угрожает голодная смерть! Всем было хорошо известно, что творили янки в Миссури, в Кентукки, в Теннесси, в Виргинии. Даже малые ребятишки, дрожа от ненависти и страха, могли бы поведать об ужасах, содеянных янки на покоренных землях. В Атланте уже было полно беженцев из восточных районов Теннесси, и город узнавал из первых рук о перенесенных ими страданиях. Там, как во всех пограничных с Северными штатами областях, сторонники Конфедерации были в меньшинстве, и война обернулась к ним самой страшной своей стороной, ибо сосед доносил на соседа и брат убивал брата. Все беженцы требовали в один голос, чтобы Пенсильванию превратили в пылающий костер, и даже деликатнейшие старые дамы не могли при этом скрыть своего мрачного удовлетворения” (Маргарет Митчелл, “Унесенные ветром”).

Генерал Роберт Эдвард Ли, командующий армией Юга

В мае 1836 года армия конфедератов одержала сокрушительную победу в Чанселлорсвилле, и Ли решил закрепить успех, выманив и разгромив северян на открытом пространстве. Победа южан в этой битве обещала множество преимуществ: принуждение Линкольна к мирным переговорам; отвлечение других войск северян от Виксбурге, где находились в осаде части армии южан; признание Конфедерации Великобританией и Францией. Кроме того, политически Ли поддерживали так называемые “медноголовые”, фракция демократов в Союзе, которая выступала против Гражданской войны и за мирное урегулирование с южанами (потом некоторых видных политиков из этой фракции судили по обвинению в государственной измене, а ведь они всего лишь не хотели проливать кровь своих же сограждан и соблюсти демократические принципы федеративного государства).

Timothy H. O’Sullivan (American, about 1840 – 1882), Alexander Gardner (American, born Scotland, 1821 – 1882). Вид на поле битвы при Геттисберге, Пенсильвания. Двое мужчин стоят на грунтовой дороге, ведущей к городу, обнесенной с одной стороны забором с деревянными столбами и остатками каменных стен с другой. Армейские палатки закрывают часть поля, а на заднем плане видны здания городка Геттисберг.

Считается, что в первый день сражения при Геттисберге преимущество оказалось за южанами: им удалось захватить и закрепиться в городе, но они не смогли одержать безоговорочную победу. Северяне потеряли около 9 тысяч человек, потери южан были немного меньше – около 6 тысяч.  

На второй и третий день сражения ситуация изменилась. Южане, потеряв в общем около 27 тысяч человек, отступили в Вирджинию. Потери северян были меньше (около 23 тысяч), но армия была истощена, несколько корпусов утратили боеспособность, поэтому генерал Мид не решился преследовать противника.  

Генерал Джордж Гордон Мид, командующий армией Севера

Почему же тогда битва при Геттисберге считается одной из ключевых в войне Севера и Юга? Прежде всего, это развеяло миф о непобедимости генерала Ли и укрепило моральный дух северян. Восемь генералов-южан погибли, трое попали в плен. Кроме того, дорога на Север – и, соответственно, к победе – оказалась отрезанной.

Уроки Геттисберга остаются актуальными и в XXI веке, и нужны нам больше, чем когда-либо, говорится на сайте музея.

Почему так? Оставим изучение военных действий специалистам; для обычных людей это – прежде всего напоминание об ужасах гражданской войны, в которой не бывает победителей.

A Harvest of Death, Gettysburg, Pennsylvania
July 4, 1863
Timothy H. O’Sullivan,  Alexander Gardner

“Мертвые, изображенные на этой фотографии, были нашими людьми, – писал фотограф Александр Гарднер. –  На этой фотографии – лишь часть из длинной вереницы убитых, разбросанных по полям боев… Лица у всех были бледные, как будто высеченные в мраморе, и когда ветер пронесся по полю боя, волосы у них качнулись и казалось, что мертвые вот-вот встанут, чтобы продолжить бой…” 

Timothy H. O’Sullivan, Alexander Gardner

Похороненных погибших на поле боя потревожили еще не раз: с наступлением осени дожди размыли могилы. Возникли очаги различных заболеваний. Правительством Линкольна было принято решение перезахоронить павших с положенными им воинскими почестями, причем не разбирая, кто на какой стороне воевал.

Gateway of Cemetery, Gettysburg, July 1863
Timothy H. O’Sullivan, Alexander Gardner

На открытие воинского кладбища 19 ноября 1863 года приехал Линкольн и произнес ставшую впоследствии знаменитой “Геттисбергскую речь”. Везде подчеркивается, что выступление длилось всего 2 минуты, а “Речь” содержит 272 слова, но нам важна не математическая составляющая, а идеологическая. Линкольн в своей речи попытался объединить нацию, разделенную Гражданской войной. 

Минуло восемьдесят семь лет, как отцы наши основали на этом континенте новую нацию, своим рождением обязанную свободе и посвятившую себя доказательству того, что все люди рождены равными.

Сейчас мы проходим великое испытание гражданской войной, которая решит, способна ли устоять эта нация или любая нация, подобная ей по рождению или по призванию. Мы сошлись на поле, где гремела великая битва этой войны. Мы пришли, чтобы освятить часть этой земли – последнее пристанище тех, кто отдал свою жизнь ради жизни этой нации. И это само по себе вполне уместно и достойно.

Но все же не в нашей власти освятить это поле, сделать священной, одухотворить эту землю. Деяниями храбрецов, павших и живых, которые сражались здесь, земля эта уже священна, и не в наших скромных силах что-либо прибавить или убавить. То, что мы говорим здесь, будет лишь вскользь замечено и вскоре забыто, но то, что они здесь сделали, не будет забыто никогда. Давайте же мы, живые, посвятим себя тому неоконченному делу, которые вершили здесь эти воины. Давайте посвятим себя здесь великой работе, которая нам предстоит, и преисполнимся еще большей решимости отдать себя той цели, которой павшие здесь отдали себя всецело и до конца. Давайте торжественно поклянемся, что смерть их не окажется напрасной, что эта Богом хранимая нация обретет возрожденную свободу и что власть народа, волей народа и для народа не исчезнет с лица земли.

Текст выступления полностью высечен на пьедестале памятника Линкольну в Мемориале Линкольна. Примечательно, что именно здесь 28 августа 1963 года выступил другой, не менее известный политик и оратор, пытавшийся объединить американцев – Мартин Лютер Кинг с речью “У меня есть мечта”. 

Сегодня же в славном и тихом городке Геттисберге (здесь, по данным переписи населения за 2020 год, живет чуть больше 7,8 тысяч человек) находится один из самых известных исторических военных музеев Америки.

Музей небольшой, но замысел – объединить тех, кто когда-то сражался друг с другом – грандиозен.

Жертва войны. Журналист New York Herald Томас Нокс писал 6 июля 1863 года: “Я вижу деревья, покрытые шрамами от основания до ветвей так густо, что невозможно положить руку на их стволы, не коснувшись следов пуль… Как мог человек существовать в таком [аду] и выйти живым, трудно себе представить”.

За три дня битвы противники “обменялись” 7 миллионами пуль. 

Всех посетителей музея вначале приглашают посмотреть небольшое кино, посвященное сражению, а затем подняться в башню, где выставлена военно-историческая диорама.

День сменяет ночь, потом опять наступает рассвет, то здесь, то там слышны звуки взрывов, потом опять ночь – и солдатики бесконечно падают и умирают, воскресают и опять падают за идеи разделивших их политиков.

Выставка, посвященная тем дням, очень интересно организована: это такой лабиринт из стендов, плакатов, артефактов – и все в полутьме. Не знаю, почему нет яркого освещения, но, честно говоря, этого и не хочется – наоборот, поддерживается общее очень гнетущее впечатление.

Историю, как известно, пишут победители, поэтому в дальнейшем экспозиция музея посвящена в основном борьбе с рабством. Давно уже в общественном сознании закрепилась такая точка зрения, что именно рабство стало основной причиной для начала Гражданской войны. Впрочем, быт солдат тех времен представлен весьма и весьма подробно.

На цифровых панелях можно посмотреть фотографии тех лет и прочитать подробности биографии политиков или военных.

Кстати, последними словами погибшего на поле боя генерала армии северян Джона Рейнольдса были: “Вперед! Вперед, ради Бога!” Удивительно все же, как много жертв приносят генералы, убежденные в том, что совершают это во имя Господа. 

Основная экспозиция – вовсе не в здании центра. Неожиданно. Основная экспозиция – это весь город. На машине отправляешься по городу, останавливаясь в определенных местах: здесь было сражение, и здесь, и здесь, вот памятник одним погибшим, вот мемориал другим, вот камень в честь кавалеристов из Нью-Йорка, а вот крест погибшим стрелкам из Пенсильвании. Город-музей, город, живущий памятью и ради памяти.

Если бы не постоянные напоминания, невозможно было бы представить, что эти леса и поля были когда-то местами кровопролитных сражений.

Дань современному туристу -Линкольн приветствует потомков напротив “Масонского дома” в историческом центре Геттисберга.

Несмотря на то, что Гражданская война давно закончилась, в истории страны это настолько болезненный период, что споры о ней ведутся до сих пор. В последнее время считается хорошим тоном сносить памятники военачальникам и политикам-южанам, изымать книги, в которых описывается другая точка зрения. Способствует ли это укреплению одной нации, одного народа, о котором столь страстно говорил Линкольн – покажет время.

 

 

 

2 thoughts on “Музей битвы при Геттисберге

  1. Вычёркивать из истории ничего нельзя. Мы, человечество, и так всё забываем и не выносим уроков из прошедших событий.

    1. Именно потому и не делаем выводы из уроков прошлого, что плохо эти уроки учим, вычеркивая их из истории…

Leave a Reply