Форт Уильям Генри, или по следам Последнего из Могикан

“Может быть, на всем огромном протяжении границы, которая отделяла владения французов от территории английских колоний Северной Америки, не найдется более красноречивых памятников жестоких и свирепых войн 1755-1763 годов, чем в области, лежащей при истоках Гудзона и около соседних с ними озер…”

Узнаете? Так начинается книга, которую многие из нас – я точно! – полюбили еще в детстве, исторический роман “Последний из могикан” Джеймса Фенимора Купера.

Книгу эту, прочитанную-зачитанную, я знаю наизусть и, играя в детстве “в индейцев”, даже представить не могла, что когда-нибудь не просто окажусь в описанных писателем местах, но даже буду жить неподалеку!

Еще одним удивительным фактом для меня было то, что в американской школе эту книгу не изучают. Многие мои друзья-американцы знакомы с этим произведением исключительно благодаря кино; и они были, конечно, впечатлены тем, что я им рассказывала какие-то упущенные кинематографом подробности романа-первоисточника.

Второй удивительный факт: в Канаде про эту книгу тоже не в курсе. Во всяком случае, те самые “подлые гуроны“, описанные Купером, не знают ни о том, что они “подлые”, ни о том, кто такой Магуа.

Третий удивительный факт: Ункас вовсе не погиб от ножа Магуа, спасая прекрасную Кору. Он прожил долгую жизнь и умер в 76 лет, что по тем меркам считалось “глубокой старостью”. Ункас женился на дочери одного из вождей крупного алгонкинского племени пикот; в ходе “пикотской войны” (1636-1638) между пикотами и англичанами  перешел на сторону британцев, принял христианство и обращал в новую религию других индейцев, поэтому для коренных народов он вовсе не романтический герой, а предатель. Впрочем, Ункасу не повезло дважды: на подаренных англичанами землях он пытался укрывать своих соплеменников, за что его возненавидели уже англичане. Подробнее о пикотах и Ункасе я писала здесь.

Но что до тех разборок и литературных прикрас величественному озеру Джордж, на берегу которого находится тот самый форт Уильям Генри, где и происходили описанные в книге события!

Форт был построен как один из звеньев цепи обороны в ходе франко-индейской войны (еще известная как Семилетняя война, в которой англичане, колонисты и союзные им индейские племена воевали с французами и ее союзниками-индейцами, 1756-1763).

Интересно, что форт помогали строить индейцы-Мохоки, входившие в союз Лиги ирокезов. На севере штата Нью-Йорк есть небольшой музей, посвященный племенам этой некогда могущественной Лиги. Но о том, что индейцы принимали участие в возведении форта, вы не узнаете нигде, вот такую “благодарность” проявили потом англичане к своим союзникам.

Форт был построен традиционно: квадрат с бастионами по углам. С трех сторон был ров, с четвертой – озеро. Сам форт был относительно небольшим, в бараках могли свободно разместиться 200-400 солдат, остальные войска англичан располагались в укрепленном лагере в 700 метрах от форта. Гарнизон состоял из британских солдат и призванных на военную службу жителей колоний, многие из которых и воевать-то толком не умели, но были отличными охотниками, плотниками, кузнецами.

Попытки захватить форт предпринимались французами неоднократно – в феврале и марте 1757 года; в итоге стало очевидным, что Уильям-Генри хорошо оснащен, атаки чреваты большими потерями и проще перейти к осадной тактике. В конце июля 1757 года франко-индейские войска взяли форт в кольцо. Силы французов во много раз превосходили силы англичан: на стороне французов было более 3000 солдат регулярной армии, 3000 ополченцев и 1,799 индейцев. Гарнизон форта составлял чуть более 2,3 тысяч человек.

Командующий французской армией Луи-Жозеф де Монкальм предложил подполковнику Джорджу Монро, возглавлявшему гарнизон форма, сдаться. Монро вначале отверг это предложение, направив в соседний форт Эдвард просьбу о помощи. В этом ему отказали: солдаты форта Эдвард были нужны, чтобы защищать Олбани от французов. Монро было предложено вести переговоры о капитуляции.

Монро был не только военным – он был хирургом с более, чем 20-летним стажем, и, конечно, мог оценить состояние своих солдат. К 9 августа положение в форте стало критическим. Помимо того, что было много раненых, после длительной осады, тянувшейся еще с зимы, люди страдали от переохлаждения, пневмонии, вшей, оспы, дизентерии. В форте царила антисанитария: больных клали даже в конюшнях, здесь же были и уборные. В дополнение ко всему, питьевая вода в колодце была загрязнена. Все это, конечно, способствовало быстрому распространению болезней. К концу июля, когда форт Уильям Генри взяли в кольцо, более 500 солдат из 2,351 были настолько больны, что не могли сражаться.

Средний возраст защитников форта – 18-20 лет, совсем мальчишки по нынешним временам. Не хватало оружия, и у Монро не оставалось другого выхода, кроме как выбросить белый флаг.

Все историки подчеркивают, что Монкальм, восхищенный упорством англичан, предложил им почетную сдачу: все – как солдаты, так и гражданские – могли покинуть форт со своими личными вещами, гарнизон сохранил свои знамена. Разрешили даже взять с собой оружие, правда, без боеприпасов. Французы также обещали предоставить охрану, чтобы сопроводить сдавшихся до форда Эдвард. В ответ Монро обещал, что ни он, ни его солдаты не будут сражаться против французов в течение 18 месяцев.

То, что началось после подписания капитуляции, вошло в американскую историю как “резня в форте Уильям Генри”. Официальная версия такова: Монкальм пытался объяснить своим союзникам-индейцам условия капитуляции англичан, но они его не поняли. Другая версия – менее распространенная, но тоже подтвержденная – утверждает, что французы обещали индейцам щедрое вознаграждение за помощь в боевых действиях, но обманули их ожидания. Индейцы разграбили форт, а также напали на колонну англичан, направлявшихся к форту Эдвардс. Историки расходятся в оценках потерь (сейчас считается, что они составили около 1,5 тысяч человек). 700 человек были взяты в плен (Монкальму удалось добиться освобождения 500 из них, 200 так и остались у индейцев).

“… Все экипажи, все вьючные животные были заняты больными и ранеными, и Кора предпочла испытать все трудности пешего перехода, но не отнимать места у более слабых. Действительно, вследствие недостатка в необходимых средствах передвижения многие изувеченные и больные солдаты принуждены были тащиться на своих слабых ногах позади отряда. Раненые стонали; их товарищи шагали молчаливо и угрюмо; женщины и дети дрожали от ужаса перед неизвестностью. Когда робкая толпа вышла из ворот форта на открытую низменность, перед ней открылась печальная картина: невдалеке, с правой стороны, стояла французская армия, так как, едва солдаты Монкальма заняли укрепление, генерал стянул к форту все свои отряды. Французы молчаливо, но внимательно наблюдали за движением побежденных, отдавая им установленные воинские почести; никто из победителей в сознании своего успеха не бросил врагам ни насмешки, ни оскорбления…

Отряды англичан, численностью около трех тысяч человек, медленно двигались через низменность, стекаясь к оборонному пункту в том месте, где дорога к Гудзону сворачивала в лес. На густой опушке леса показались индейцы. Краснокожие пристально смотрели на своих врагов; некоторые, точно коршуны, двигались вслед за ними и, казалось, не смели броситься на добычу только потому, что присутствие многочисленного французского войска сдерживало их. Некоторые гуроны все-таки замешались в ряды побежденных и с мрачными и недовольными лицами внимательно наблюдали за движущейся толпой, хотя и не смели открыто проявить свою враждебность.

… Магуа приложил руки к губам: раздался зловещий и устрашающий вопль. Индейцы, рассеянные по лесу, вздрогнули при звуках этого хорошо знакомого им клича. Тотчас же по всей равнине пронесся дикий вой; раздался он и под сводами леса. Это был крик, какой не часто вырывается из человеческого горла. Он послужил страшным сигналом: более двух тысяч дикарей высыпало из лесу; все они мигом усеяли роковую равнину. Началась страшнейшая кровопролитная резня. Повсюду царила смерть в самом ужасном, отталкивающем виде. Сопротивление только распаляло убийц; дикари продолжали наносить удары даже мертвым. Кровь текла потоками. Гуроны все больше и больше воспламенялись видом этой крови…”

Монкальм сжег форт Уильям Генри и остатки крепости оставались нетронутыми до 1950-х годов. Группа местных бизнесменов-энтузиастов выкупила его и реконструировала форт в пределах его первоначальной площади и в точном соответствии с его первоначальными чертежами.

Кстати, если вам удастся посетить форт, то есть шанс, что экскурсию проведет один из таких энтузиастов-реконструкторов. Наш экскурсовод – один из тех, кто восстанавливал форт. Очень интересно рассказывал о жизни реконструкторов, о том, как они сами, на свои деньги, закупают нужные материалы для формы, ищут подлинную историческую фурнитуру. Поскольку портных, которые могут сшить такую форму, немного, наш гид вынужден был научиться шить. Вообще для него реконструкция – это не игра, а образ жизни, которому подчинено все, включая семью. Его жена и уже взрослые дети – тоже реконструкторы.

Сам музей небольшой, всего три этажа, плюс внутренняя территория форта.

“Кабинет” подполковника Монро

Казарма

Здесь же располагались мастерские.

Все выставленные артефакты – подлинные, были найдены археологами и реконструкторами-энтузиастами на месте раскопок форта в 1953-1959 годах.

Нижний этаж. Тут хранили припасы и здесь же вынуждены были устроить дополнительный госпиталь. Холод пронизывает до костей.

За такими дверями хранили бочки с ромом, сухим горохом, мукой, солониной, а также порох. Все это привозили из форта Эдвард.

Во время ампутаций пациенты зажимали зубами пули – чтобы не кричать от боли.

Главное сокровище форта – остатки камина 1755 года. Эти камни помнят подполковника Монро.

В форте проводятся регулярные демонстрации стрельбы из мушкетов и даже пушек тех времен, в зависимости от погодных условий. Впрочем, первый раз мы тут были зимой, но это не смутило нашего гида, управлялся он с оружием легко и с удовольствием.

Сейчас территория форта и вокруг него выглядит так

News10ABC

В сезон можно отправиться в круиз по озеру Джордж.

Вдоль набережной расставлены туристические “столы” с информацией об исторических событиях и отрывками из романа Купера. Впрочем, я не видела, чтобы кто-то еще из прогуливающихся тут семейств, кроме нас, обратил внимание на эти “столы”, остановился, прочитал.

Неподалеку от форта находится пещера, в которой прятались Соколиный Глаз, Ункас и вся компания путешественников. Найти ее довольно трудно, даже несмотря на установленный рядом с парком информационный “стол”. Мы приехали сюда зимой в надежде, что будет меньше туристов – собственно, можно не волноваться, похоже, это не самое популярное туристическое место.

Тем более, что территория значительно огорожена, здесь находятся федеральные промышленные предприятия, плюс мост, с которого можно посмотреть на пещеру, забран решетками в целях безопасности. Вот она.

Я все понимаю, безопасность превыше всего, но согласитесь, что вся романтика этого места теряется.

На берегу озера Джордж построен очень милый городок, похожий на игрушечный. Он так и называется – Лейк Джордж. Летом сюда приезжают очень много туристов – отдохнуть, посетить местный аквапарк, порыбачить. Если у вас получится, посетите форт в августе, чтобы посмотреть фильм “Последний из могикан” под открытым небом, сидя в той самой крепости, где происходили описанные в романе события.

4 thoughts on “Форт Уильям Генри, или по следам Последнего из Могикан

  1. Спасибо за прекрасный репортаж, как будто сам побывал там! Тоже зачитывался этой книгой в детстве.

    1. Очень рада, что вам понравилось! Там, конечно, можно дать волю воображению, особенно если знаешь книгу наизусть!

    1. Американцы действительно умеют ценить и беречь свою историю. Возможно, дело в том, что страна относительно молодая, отсюда и такое отношение. Но жалко, что Купера практически никто не знает при этом…

Leave a Reply