Уроки Холокоста для современных врачей

Посетила вебинар, проведенный Институтом медицины, этики и Холокоста им. Маймонида, Фондом Шоа Университета Южной Калифорнии, Музеем Нюрнбергского процесса и Департаментом биоэтики и Холокоста Международной кафедры биоэтики.

Nuremberg City Archives, Photo: Ray D’Addario (1946)
Главный лектор – доктор Эшли Фернандес, доктор медицинских наук, доцент кафедры клинической педиатрии и заместитель директора Центра биоэтики Медицинского колледжа Университета штата Огайо. Тема лекции «75 лет после Нюрнберга: призыв к врачам отстаивать биоэтические ценности в обществе». Лекция доктора Фернандеса настолько важна и значима сейчас, что ей нельзя не поделиться:
– Борьба за человеческую значимость продолжается, борьба за искупление не окончена, она не заканчивается извинениями, Нюренбергским процессом. Карл Брандт (личный врач Гитлера, военный преступник, повешенный по приговору трибунала в Нюрнберге по “делу медиков” в 1948 году) был архитектором программы по умерщвлению людей с инвалидностью, с психическими и неврологическими особенностями, но на самом деле это началось задолго до прихода Гитлера к власти.
В 1881 году Фрэнсис Гальтон ввёл термин «евгеника», в 1907 году он определил это как «науку, занимающуюся всеми факторами, улучшающими врождённые качества расы». В 1920 году в Германии была опубликована книга «Разрешение на уничтожение жизни, недостойной жизни». Авторы, профессор Карл Биндинг и профессор Альфред Хохе из Фрайбургского университета, утверждали, что «идиоты не имеют права на существование, их убийство – это праведный и полезный акт». Хохе, физиолог, доказывал, что некоторые люди – это балласт, они бесполезны для общества. Биндинг, юрист, дополнял эту картину практическими предложениями: «Государство должно учредить специальные комиссии по эвтаназии людей, недостойных жизни». 1933 г. – начинается принудительная стерилизация «непригодных», требующая 50 000 стерилизаций в год; подавляющее большинство были немцами. 1935 г. – приняты законы Нюрнберга и Закон о военном здоровье, чтобы «очистить немецкую кровь».
В 1930-1940х годах врачи и студенты-медики массово присоединились к Нацистской партии (6% до войны, 60% к концу войны), значительно больше, чем представители других профессий (в 7 раз больше врачей, чем других немецких мужчин). Медсестры активно поддерживали действия нацистов. Врачи-евреи были изгнаны из профессии и маргинализованы: «Фюрер считает очищение медицинской профессии гораздо более важной, чем очистка бюрократии, поскольку, по его мнению, врачи должны быть лидерами расы» (Мартин Борман).
По нацистской программе эвтаназии право на жизнь должно было быть оправдано. Выполнение этой программы тайно начали с детей-инвалидов, и этому нашлось несколько обоснований: научное, гуманистическое, рациональное и «это хорошо для расы/государства». С 1937 по 1945 гг было организовано более 30 центров эвтаназии для детей, в период с 1939 по 1941 было убито 100 тысяч умственно и физически «неполноценных» людей. У программы были широкая поддержка в обществе. Врачей, которые осуществляли и поддерживали ее, заботила законность деяния, а не мораль. Многие родители детей-инвалидов также выступали «за», из соображений гуманизма и чтобы избежать стигматизации в обществе.
В 1942 году было принято «Окончательное решение еврейского вопроса» – уничтожение всего еврейского населения Европы, основанное непосредственно на «научных обоснованиях», медикализации предыдущих убийств и философской вере в то, что евреи не были личностями. Самое страшное, что в это были вовлечены самые лучшие умы общества – врачи, ученые, инженеры, и все они оперировали «научными данными». Почему ученые проводят опыты на шимпанзе? Потому что они не люди. И нацистские ученые, медики «знали», что евреи, стоящие перед ними – не люди. В пропаганде была использована сильнейшая метафора: Германия – это тело, евреи – болезнь, следовательно, медики должны ее уничтожить. «Каждый шаг процедуры уничтожения контролировался – и, в извращенном смысле, облагораживался – присутствием медицинского персонала… Можно сказать, что доктор представлял собой своего рода точку омега, мифического привратника между мирами мертвых и живых, последний путь нацистского видения очищения через массовые убийства» (Роберт Лифтон, Нацистские врачи, 2000).
Как медицинская иерархия связана с моральным молчанием? Пациент – уязвимый человек с человеческим достоинством. Врач – влиятельный человек с человеческим достоинством. Их должны объединять взаимные обязательства и доверие. Я провел опрос среди 105 своих студентов. Первый вопрос был «Эвтаназия младенцев с ограниченными возможностями из-за семейных или социальных проблем – это неправильно?» 95% согласились, 5% нет. Второй вопрос: «Американская ассоциация докторов, наиболее престижная профессиональная организация (выдуманная мной) поддерживает эвтаназию младенцев по вышеупомянутым причинам. Все ваши друзья присоединились. Вы присоединитесь?» 10% сказали «да», 75% «нет», 15% «не уверены». Третий вопрос: «Присоединились бы, если бы это была единственная возможность получить для вас профессиональную специализацию по вашему выбору?» 30% ответили «да», 60% – «нет», 10% «не уверены». Четвертый вопрос: «Что, если бы вам сказали, что присоединиться – это единственный путь для вас продолжать работать врачом?» 40% ответили «да», 50% «нет», 10% «не уверены». И это очень тревожные результаты опроса.
Уроки Холокоста, который должны выучить врачи: человек имеет ценность и достоинство, потому что он – личность. И его ценность не основана на случайных факторах – например, экономике, полезности для государства, действиях (прошлых, настоящих, будущих). Выступайте и действуйте в соответствии со своей совестью. Совесть – это движущая сила. То, что законно, не всегда правильно. Опасность в чисто юридической биоэтике или бизнесе.
У нас сейчас принято говорить «верьте, доверяйте науке». Но если вы врач, пожалуйста, применяйте свое критическое мышление. Наука – не бог, не человек, и может быть не всегда объективной. Слепое доверие не всегда морально оправдано, а наука – это вообще скептическая дисциплина. Очень опасно, когда нас продолжают призывать и действовать в соответствии с этим лозунгом. Да, поступать так, как вы считаете нужным, требует смелости. Медицина вообще требует смелости. И если вам говорят уверенно о чем-то, но вы знаете, что это не так или не совсем так (например, мы знаем, что разработчики действительно торопились с исследованиями вакцин) – мы должны принять тот факт, что люди имеют право сомневаться и задавать вопросы. И это то, над чем мы должны работать – над восстановлением доверия к медицине в обществе.

2 thoughts on “Уроки Холокоста для современных врачей

Leave a Reply