В расследовании ВОЗ победил Китай

Глава делегации заявил, что версию лабораторной утечки больше не будут рассматривать

Предварительные выводы экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о том, как возник и распространился вирус SARS-CoV-2, вызывающий COVID-19, полностью устраивают только китайские власти.

ФОТО: PIXABAY.

Визиту международной группы ВОЗ предшествовали долгие месяцы переговоров; китайские власти под разными предлогами отказывали в визах. Наконец экспертам удалось получить разрешение, и китайские эпидемиологи продемонстрировали им больницы, лаборатории, рынки, в том числе рынок морепродуктов Хуанань, а также Уханьский институт вирусологии и лабораторию Уханьского центра по контролю заболеваний. После такого «расследования», проведенного под пристальным надзором властей страны, неудивительно, что и пресс-конференция, на которой были оглашены предварительные выводы, была совместной. Более того, открывали брифинг официальные представители Национальной комиссии здравоохранения Китая.

– Как только была объявлена пандемия COVID-19, Китай всегда поддерживал ВОЗ в ее стремлении возглавить борьбу с коронавирусом и в совместном расследовании о происхождении вируса, – сказал китайский представитель. И все присутствующие дружно кивнули.

Вопросы без ответов

Экспертная группа Всемирной организации здравоохранения изучила разные гипотезы о том, как новый тип коронавируса был передан человеку. Лян Ваньнянь, глава группы экспертов по COVID-19 в Национальной комиссии здравоохранения Китая, заявил, что исследования о происхождении вируса должны быть сосредоточены исключительно на версии о его животном происхождении. Доктор Питер Бен Эмбарек, специалист ВОЗ по безопасности пищевых продуктов и болезням животных и председатель исследовательской группы, также заявил, что переход вируса от промежуточного животного к человеку – это «наиболее вероятный путь». Именно эта версия теперь официально является приоритетной и именно ее будут изучать дальше.

Эксперты ВОЗ заодно порадовали китайские власти, поддержав их предположение, что вирус мог передаться через пакеты с замороженными продуктами. В китайских СМИ серьезно преподносится теория о заражении через поставки замороженных продуктов. Впрочем, ученые за пределами Китая эту идею не поддержали: вирус-то, как известно, респираторный. Однако эту версию следователи ВОЗ тоже будут изучать.

Интересно также, что первоначальные результаты расследования не обнаружили доказательств вспышек COVID-19 в Ухане или где-либо еще до декабря 2019 года (несмотря на то, что уже есть официально задокументированные свидетельства о заболевших коронавирусом в разных странах осенью 2019 года). При этом экспертам удалось найти некие доказательства широкого распространения COVID-19 за пределами рынка морепродуктов в том же месяце. Поэтому ВОЗ пообещала расследовать сообщения о том, что вирус мог присутствовать за пределами Китая за несколько месяцев до вспышки в Ухане в конце 2019 года. На этой версии уже несколько месяцев настаивают китайские власти, говоря, что их страну просто «подставили».

– Нам действительно следует поискать доказательства более раннего распространения, где бы они ни находились, – заявила Марион Купманс, голландский эксперт по вирусам из группы ВОЗ.

Бен Эмбарек не стал раскрывать подробности и добавил, что пока невозможно точно определить животное-посредник, через которое SARS-CoV-2 перешел на человека. По словам Ляна Ваньняня, летучие мыши и ящеры являются потенциальными кандидатами на передачу вируса, но взятые у них образцы не были «достаточно схожи» с коронавирусом. Высокая восприимчивость норок и кошек к вирусу указывает на то, что могут быть и другие животные, которые служат его «резервуарами», но на основе имеющихся сейчас данных невозможно определенно сказать, как вирус попал в Ухань. Бен Эмбарек назвал результаты работы комиссии «незавершенными».

– С точки зрения понимания того, что произошло в декабре 2019 года, изменилась ли кардинально та картина, которая была до начала расследования? Я так не думаю, – сказал Бен Эмбарек. – Добавили ли мы дополнительные детали к этой истории? Совершенно верно.

Так, эксперты ВОЗ определили, что на каждый случай госпитализации в Ухане приходились и другие, которые протекали бессимптомно или практически неотличимо от легкой простуды. Это подтверждает предположения американских инфекционистов, сделанные весной, о том, что на самом деле инфицированных гораздо больше, чем протестированных.

Вопреки ожиданиям, эксперты ВОЗ не стали рассуждать о том, как китайские власти всячески пытались скрыть надвигающуюся пандемию. Наоборот, они похвалили китайских официальных лиц и поблагодарили их за сотрудничество.

Предположения о том, что коронавирус просочился из Уханьского института вирусологии, где его изучали, эксперты ВОЗ категорически отвергли. Напомним, что эту гипотезу широко поддерживала администрация президента Трампа и решительно отвергали китайские власти.

– Гипотеза лабораторных инцидентов крайне маловероятна, чтобы объяснить распространение вируса среди людей, – сказал, как отрезал, Бен Эмбарек. – Следовательно, мы не будем даже рассматривать эту версию в наших последующих изысканиях.

Эксперты пришли к выводу, что утечку в лаборатории следует рассматривать как крайне маловероятную «на основе серьезного обсуждения и очень тщательного исследования», добавил Лян Ваньнянь.

Возможна ли утечка?

Бывший госсекретарь Майк Помпео одним из первых отреагировал на заверения экспертов ВОЗ, заявив в интервью Fox News, что «ничто» не изменило его убеждение в том, что вирус возник в Ухане, потому что «имелись серьезные доказательства».

– Я должен сказать, что мы покинули ВОЗ (вскоре после начала пандемии Трамп вывел США из ВОЗ, при новом президенте Байдена страна туда вернулась. – Ред.) именно потому, что все было коррумпировано и политизировано, – сказал Помпео. – Я с нетерпением жду всех отчетов и анализов исследовательской комиссии. Но я не верю, что они получили полный доступ ко всему, что было нужно, чтобы провести полноценное и независимое расследование. Я надеюсь, что они увидели все данные и научные данные в лаборатории, поговорили с врачами, опросили их наедине… чтобы врачи действительно могли рассказать правду о том, что произошло, а не под наблюдением человека из китайской Коммунистической партии. Я знаю, что существуют серьезные доказательства того, что вирус мог быть получен в той лаборатории.

Супружеская пара биологов, Брет Вайнштейн и Хизер Хейинг, выступая в подкасте шоу Билла Мара на HBO, высказала свое мнение: «Вероятность того, что вирус «утек» из лаборатории, составляет около 90%. Это не теория заговора. Так говорят для того, чтобы заставить молчать об этой версии – просто потому, что озвучил ее президент, который не нравился половине страны. Мы сейчас настолько политизированы, что если что-то говорит «неправильный» человек, с которым мы не согласны, то люди отказываются вообще это обсуждать. А на самом деле это очевидная гипотеза, которая нуждается в проверке, не подвергаясь стигматизации».

Действительно, утечка вируса из лаборатории – это не конспирология и не фантастика, такие случаи уже не раз бывали. Так произошло, например, с вирусом гриппа H1N1. Впервые он появился в 1918 – 1919 годах – та самая знаменитая «испанка». Известно, что ученые, изучая вирус H1N1 в 50-х годах, заморозили его, но по неизвестным причинам он каким-то образом «убежал». В мае 1977 года он был обнаружен в Китае, потом на российском Дальнем Востоке, а затем вышел и за пределы России. Выявив штамм вируса у инфицированных, ученые увидели, что он генетически похож на H1N1. Кстати, лаборатория, из которой он «утек», до сих пор не найдена! «Мы не можем точно определить, какая лаборатория имела этот штамм или случайно выпустила его, но повторное появление H1N1 в 1977 году стало искусственной пандемией. Это напоминание о том, что нам необходимо постоянно проявлять бдительность в отношении лабораторных процедур», – говорила доктор Шанта Зиммер из Питтсбургского университета в интервью The Independent в 2009 году. По ее словам, если бы не «утечка», то и свиного гриппа не было бы (он тоже произошел от мутировавшего штамма H1N1 1977 года). По данным ВОЗ, от свиного гриппа в 2009 году умерли 200 тысяч человек.

«Убегала» и не менее опасная оспа. Первый такой случай произошел в 1972 году в Лондонской школе гигиены и тропической медицины, второй – в 1978 году в Медицинской школе в Бирмингеме, где из-за неисправной вентиляции вирусу удалось «убежать» из лаборатории и распространиться. Были похожие случаи и с атипичной пневмонией (или тяжелым респираторным синдромом, ТОРС), вызываемой коронавирусом SARS-CoV. После эпидемии 2003 года в лабораториях стали изучать штамм этого вируса, и он умудрялся «убегать» шесть раз: из лабораторий в Сингапуре и Тайване и еще четыре раза из одной и той же лаборатории в Пекине.

Все описанные выше случаи – не результат создания некоего «биологического оружия» (вот это уж точно из теорий заговора); нет, все объясняется гораздо проще. Банальная халатность, человеческое разгильдяйство, неплотно закрытые холодильники с пробирками, необработанные рабочие поверхности в лабораториях – вот что было причиной вспышек заболевания. И речь, конечно же, не идет о том, чтобы запрещать ученым работать со штаммами вирусов и изучать их, чтобы предотвратить серьезные заболевания, а лишь о том, чтобы усилить меры безопасности.

Но, конечно, никому не хочется выступать в роли обвиняемого, особенно если речь идет о пандемии, в результате которой оказались инфицированы более 107 миллионов человек, погибли более 2,34 миллиона, а мировая экономика оказалась в тяжелейшем кризисе. Поэтому позицию властей Китая, которые не просто стараются опровергнуть все обвинения, но и «перевести стрелки» на некие «замороженные продукты», понять можно. Как и, например, позицию экспертов ВОЗ, одним из которых является известный британский зоолог Питер Дашак.

– Надо быть справедливыми по отношению к приглашающей стороне, китайским властям, – сказал Дашак. – В течение нескольких месяцев они проводили свое расследование, а сейчас мы сидели с ними каждый день, просматривали информацию, а затем сказали, что хотим посетить ключевые места и встретиться с людьми. Они попросили нас составить список. Мы посетили все места, указанные в этом списке, и они были очень рады этому.

Чему же так радуется вместе с китайской стороной Питер Дашак? Например, тому, что через возглавляемую им организацию EcoHealth Alliance много лет велось финансирование той самой лаборатории в Ухане. Как пишут тайские СМИ, деньги через него отправлял, в том числе, и фонд Билла и Мелинды Гейтс. Ближайшая соратница Питера Дашака – китайский вирусолог Ши Чжэнли, изучавшая вирусы, свойственные летучим мышам в Уханьском институте вирусологии. Несомненно, Питер Дашак – признанная величина в научном мире. Но как лицо столь заинтересованное могло стать одним из приглашенных экспертов группы ВОЗ по расследованию происхождения коронавируса? И главное: кто теперь поверит выводам этой группы?

Впрочем, сейчас вопрос о доверии уже не стоит. После того, как ВОЗ официально объявила о приоритетах своего дальнейшего расследования, любые подозрения или намеки на возможную утечку из лаборатории будут считаться антинаучными, а люди, осмелившиеся их произнести даже шепотом, преданы анафеме. О дивный новый мир, в котором попытка докопаться до истины считается оскорбительной! Вероятно, на следующем этапе расследования миру предъявят очередную летучую мышь. Бессловесное существо, пусть и наполненное коронавирусами, в качестве обвиняемого устроит всех.

Кто платит, тот и заказывает

Все же любопытно, почему ВОЗ повела себя как в анекдоте про «кто за девушку платит, тот ее и танцует». Кто и сколько вкладывает в бюджет этой организации?

ВОЗ – это агентство, которое является частью Организации Объединенных Наций. Страна – член ООН (сейчас таких 193) становится членом ВОЗ, приняв Устав. Страна – не член ООН принимается в ВОЗ большинством голосов Генеральной Ассамблеи. В исполнительный комитет ВОЗ входят представители 30 государств, среди них пять постоянных – это США, Россия, Великобритания, Франция и Китай. Кроме того, ВОЗ привлекает для работы различных известных научных экспертов. Иначе говоря, это главная международная структура, которая занимается охраной здравоохранения во всем мире. Один из основополагающих документов ВОЗ – это международные медико-санитарные правила, или договор, устанавливающий для всех стран политику в области общественного здравоохранения с целью усиления медико-санитарной безопасности на национальном, региональном и международном уровнях. В соответствии с этим договором страны обязаны сообщить о возникшей угрозе здоровью нации, однако китайское правительство в ВОЗ своевременно не обратилось и не сообщило о новом коронавирусе, вызывающем COVID-19. В период с 26 по 30 декабря 2019 года в китайских СМИ появлялись статьи о новом вирусе, об этом предупреждали и некоторые доктора – к тому времени в Ухане было уже около 180 заболевших. Власти Тайваня обращались в ВОЗ с информацией о вирусе и о том, что он передается от человека к человеку. Однако 14 января 2020 года ВОЗ утверждала, что «китайские власти не нашли подтверждений тому, что вирус передается от человека к человеку», 21 января под давлением китайских властей отказывалась объявлять происходящее пандемией, а 28 января публично хвалила председателя Китая Си Цзиньпиня за «прозрачность» сообщений о коронавирусе, закрывая глаза на преследования китайских докторов. 31 января администрация Трампа объявила чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения в связи с COVID-19 и объявила об ограничениях на поездки в Китай и из Китая начиная со 2 февраля. К тому моменту в Америке было только девять подтвержденных случаев заражения, и масштабы заболевания еще мало кто себе представлял. Однако председатель ВОЗ Гебреисус в числе прочих выступил против введения ограничений на международные поездки и торговлю. В начале марта ВОЗ цитировала китайские власти, уверяя, что новый вирус не распространяется так быстро, как грипп, и что симптомы заболевания появляются в течение двух дней. И только под нажимом других стран и при виде неумолимой статистики смертности 11 марта 2020 года ВОЗ наконец объявила о пандемии COVID-19.

При этом бюджет ВОЗ складывается как из обязательных взносов от стран-членов, так и из добровольных пожертвований. Обязательные взносы начисляются в процентном соотношении от валового внутреннего продукта каждой страны и их размер утверждается каждые два года на сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения. За счет обязательных взносов покрывается менее 20% совокупного бюджета ВОЗ, все остальные проекты осуществляются с помощью добровольных взносов. Кто же крупнейшие спонсоры ВОЗ? На первом месте США с выделенными в 2018 – 2019 годах 853 миллионами долларов. Затем следует Великобритания – 464 миллиона долларов. Германия выделила 359 миллионов долларов, Япония – 234 миллиона долларов. Крупнейшие добровольные спонсоры – фонд Билла и Мелинды Гейтс (455 миллионов долларов) и основанный Биллом Гейтсом Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации (GAVI), объединяющий различные частные и правительственные организации (389 миллионов долларов). Что же Китай? Согласно общедоступным данным ВОЗ, в 2018 – 2019 годах Китай внес 86 миллионов долларов. При этом критики говорят о возрастающем влиянии Китая на ВОЗ, которое лоббирует свои интересы с помощью других частных компаний и доноров, но это все, конечно же, недоказуемо.

В любом случае первые результаты работы комиссии ВОЗ уже назвали крупнейшей победой китайского правительства. О своей задаче беспристрастно обеспечивать охрану здоровья в мире ВОЗ, судя по всему, уже забыла.

PS

Покинув Китай, эксперты ВОЗ, кажется, осмелели. Конечно, Питер Дашак по-прежнему настаивает на “исключительно верной” версии о передачи вируса от животного к человеку и дал на эту тему развернутое интервью газете Нью-Йорк Таймс. При этом австралийский ученый, микробиолог Доминик Дуайер заявил, что китайские власти отказались предоставлять их исследовательской группе исходные данные о ранних случаях заражения COVID-19 в стране, продемонстрировав им лишь пару уже обработанных образцов. Напомним, Дуайер был одним из тех скептиков, который еще до поездки в Китай говорил: «Мы не думаем, что вся информация о вирусах в лаборатории будет доступна, и поэтому не факт, что мы когда-нибудь узнаем правду о том, что же произошло на самом деле». По словам Дуайера, на все вопросы о ранних случаях заражений китайские власти выдали группе ВОЗ уже готовый статистический анализ с выводом, что никаких доказательств более раннего распространения вируса в Ухани не было.

Другой эксперт ВОЗ, доктор Тея Фишер, в свою очередь заявила Wall Street Journal о том, что «несоответствий между данными, предоставленными китайской стороной и сведениями, собранными комиссией в Ухани, нет». Собственно, их и не могло быть, если экспертов водили туда, куда надо, показывали то, что надо, и разрешали разговаривать с теми, с кем надо. При этом доктор Фишер аккуратно заметила, что для глубокого изучения вопроса все-таки необходим доступ к исходным необработанным данным.

В общем-то, выводы комиссии ВОЗ не удивляют – вряд ли можно было ожидать чего-то другого. Да и предположить, что китайские власти, которые упорно скрывали начало пандемии и до сих пор преследуют тех врачей и журналистов, которые осмеливаются хоть как-то пролить свет на происходящее, вдруг позволят международным экспертам бесконтрольно копаться – тоже довольно странно. В свете скандалов между прошлой администрацией Белого Дома, ВОЗ и Китаем гораздо интереснее другое: как на происходящее отреагировала новая администрация.

Реакция была довольно сдержанной, что называется, и нашим, и вашим. Выступил советник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан, который заявил, что остаются вопросы о том, как именно комиссия ВОЗ пришла к сделанным выводам. Он добавил, что очень важно, чтобы доклад был независимым от вмешательств китайского правительства, а КНР должна предоставить данные о первых заболеваниях.

В общем, как говорится, «следствие закончено, забудьте». США остаются в ВОЗ и будут по-прежнему платить огромные взносы, реверансом в сторону недовольных легко пожурив комиссию ВОЗ. Китаю тоже сделано мягкое предупреждение, но без эскалации конфликта. Все игроки остались при своих фишках. А правду о происхождении SARS-CoV-2 будут искать годами, если не десятилетиями – так же, как до сих пор «ищут», из какой же китайской лаборатории убежал в 70-х годах вирус H1N1.

Виктория Авербух

Опубликовано “В Новом Свете” 11 февраля 2021 года

One thought on “В расследовании ВОЗ победил Китай

Leave a Reply