Музей истории русского и советского искусства, часть вторая

Продолжаю рассказ об университетском музее в Нью-Джерси, в котором хранится самая большая за пределами России коллекция советского андеграунда.

Начало экскурсии тут.

Собрание работсоветского нонкорформистского арт-движения  было пожертвовано музею американскими коллекционерами Нортоном и Нэнси Додж в 1991 году. В свое время Нортон довольно много путешествовал по Советскому Союзу как советолог и специалист по советской экономике и активно приобретал работы художников, недооцененных или запрещенных в СССР. Во время “холодной войны” он перевез в Америку более 10 тысяч произведений художников и скульпторов советского андеграунда, таких как Илья Кабаков, Оскар Рабин, Василий Ситников, Вадим Рохлин, Михаил Шемякин, Миша Брусиловский. Коллекция музея постоянно пополняется и сейчас насчитывает более 20 тысяч  экспонатов.

Очень интересно, как кураторы музея “подготавливают” посетителей к тому, что они увидят в залах: вдоль прохода висят официальные советские плакаты и табло с интереснейшим временным графиком, на котором сравниваются развитие  европейского, американского, советского официального и советского неофициального искусств в XX веке.

Временной график – очень любопытная вещь для всех, кто интересуется мировой историей XX века.

События 1974 года: импичмент президента Ричарда Никсона; Ирландская республиканская армия взорвала бомбу в здании Британского парламента; Александр Солженицын выдворен из СССР после публикации “Архипелага ГУЛАГ”.

Знаменитая выставка художников-нонкорформистов в Москве в Измайловском парке в 1974 году. В отличие от “бульдозерной”, эта выставка была разрешена официально.

Собственно, после такой теоретической подготовки, вы заходите в залы “Советского нонконформистского искусства”, уже имея небольшое представление о том, как жили в Советском Союзе.

И здесь вас встречают не бравурные лозунги с плакатов, не сияющие рабочие и работницы, не вдохновляющие на подвиги приукрашенные “отцы народа”, а тот самый быт, который так хорошо знаком всем, выросшим в СССР.

Оскар Рабин “Лианозово”, 1962 год. Рабин, один из организаторов разгромленной Хрущевым “бульдозерной выставки”, долгое время жил в бараке на станции Лианозово. Именно там собирались подпольные художники и поэты, ставшие впоследствии представителями «лианозовской школы». Эта картина – одна из первых, которую приобрел Нортон Додж.

Алексей Сундуков “Долгие и продолжительные аплодисменты”, 1987 год. Несмотря на то, что я в принципе была готова к тому, что увижу на этой выставке (и потому, что выросла в советское время, и потому, что в нашей квартире часто собирались диссиденты и с подпольным искусством я была знакома с детства), именно эта картина меня потрясла – своей правдивой лаконичностью.

Виталий Комар и Александр Меламид “Заговор Хрущева против Берии”, 1981-82.

 

Константин Звездочетов “Мальчиш-Кибальчиш в Голландии”, 1984 год.

Гриша Брускин “Фрагменты”, 1980.

 

А как вам такие заявления, пугающие своей безысходностью и неотвратимостью?

Леонид Соков “Прибор для определения национальности”, 1976 год.

Борух (Борис Штейнберг) “Солдат”, 1970 год.  Удивительный образ. То ли герой, то ли мученик.

Инсталляция Ильи Кабакова “Лопата”

 

Эрнст Неизвестный “Гигантомания”, 1962-77.

Работа Дмитрия Плавинского, художника, который уникально сочетал сюрреализм с православными идеями “Крест”, 1976.

Выставка производит очень честное и очень гнетущее впечатление. На нее обязательно надо сходить и тем, кто помнит, что такое советский андеграунд, и тем, кто впервые о нем услышал. Мы привели на эту выставку своих детей, чтобы показать им, какие разные настроения были в стране “где так вольно дышит человек”.

Работа Владимира Янкилевского “Полиптих N 2: Адам и Ева” мне напомнила фильм “Холодное лето 53-го”. Вроде и Сталина уже нет, а все та же безысходность и нищета.

Все тот же морок, который спрятался в деталях.

Основная часть коллекции Доджа – это работы, созданные до 1985 года. Времена Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко. Времена, когда вожди сменяли друг друга, возвышаясь над безликой толпой.

Именно поэтому на эту выставку надо приходить и приводить детей. Надо показывать ее всем тем восторженным американцам, которые не знают, что такое на самом деле представляло собой “социалистическое” общество, в котором все были одинаковы, обезличены, и никто не имел права выделяться. Потому что иного выхода, кроме как разрушение, из этого общества нет. Мы-то с вами это знаем, как никто другой.

PS

С 8 февраля в музее открывается выставка, посвященная советскому индустриальному дизайну “Everyday Soviet: Soviet Industrial Design and Nonconformist Art (1959-1989)”.

11 thoughts on “Музей истории русского и советского искусства, часть вторая

  1. Сильно – особенно Мальчиш-кибальчиш. Пойдём обязательно

  2. У меня нет ностальгии по тому времени, когда «так вольно дышит человек». Потомки должны знать об этом.

  3. Кабаков, Неизвестный… Те, кто приобрел известность в Америке.Интересна трансформация отношения к обществу с развитием социализма в Советском Союзе. Оптимистичные плакаты начала советской власти и упаднические работы в конце…

Leave a Reply