Бостонское чаепитие

Известно, что американцы очень любят пить кофе, а не чай. Знаете, почему?

Потому что чай напоминает им о временах британского правления. Во всяком случае, именно о таком политическом подтексте обычной, в общем-то, повседневной вещи рассказывают в бостонском Tea Party Ships and Museum. Находится музей в районе порта, и сам по себе достаточно небольшой: всего лишь один домик на сваях и три корабля.

Любопытно, что посвящен музей одному-единственному – зато какому! – историческому событию. Бунт, вошедший в историю как “бостонское чаепитие”, положил, по сути, начало американской независимости от британской короны.

К середине XVIII века возникшее напряжение между американскими колониями и Великобританией необходимо было как-то разрешить. Американских поселенцев не устраивало, что представителей колонистов не было в Парламенте. В соответствии с конституцией, колонии не должны были платить налоги без согласия их избранного представителя. То есть, если парламент взимает налоги, но при этом избранного представителя от колоний в парламенте нет, то налоги – незаконны. Так считали колонисты. В Великобритании, понятное дело, считали совершенно иначе и продолжали выставлять поселенцам все больше счетов.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения колонистов, стала, скажем так, капля чая. К концу XVII века британская Ост-Индская компания получила эксклюзивные права на продажу чая, поставки из других стран были запрещены. При этом Ост-Индская компания экспортировала чай не напрямую, а продавала его на аукционах, где чай скупали другие торговые фирмы и отвозили его в американские колонии. Высокая цена британского чая способствовала, разумеется, развитию контрабандного дела. Так, ввозимый втихую голландский чай был значительно дешевле. Плюс, британский парламент ввел “Тауншендские пошлины” для колоний – по 3 пенса за фунт чая. В довершение всего, если раньше работа колониальных губернаторов и судей оплачивалась из местных сборов, то теперь им платила британская корона, что сделало их полностью зависимыми от британской власти.  В 1773 году британский парламент принял “Чайный закон”, по которому Ост-Индская компания могла продавать чай самостоятельно, минуя аукционы. Компания теперь могла выбирать торговцев в колониях, которые получали груз и продавали бы чай за комиссионные. Будучи монополистами, торговцы могли сами назначать цены на чай.

Недовольство в колонии росло. Тайная организация “Сыны свободы”, лидером которой был Сэмюэл Адамс, выступала за изменение налоговых законов (в том числе, отмену пошлин на торговые сделки, продажу печатных изданий), отмену системы торговли чаем, ну и по сути, за независимость американских колоний от британской империи.

Осенью 1773 года семь кораблей с чаем отправились в Бостон, Нью-Йорк, Филадельфию и Чарльстон. Колонисты взбунтовались. В Чарльстоне грузополучателей вынудили уйти в отставку, а чай конфисковали местные таможенники. В Филадельфии и Нью-Йорке торговцы отказались получать чай и корабли вернулись в Великобританию. И только в Бостоне местный губернатор Томас Хатчинсон подготовился к доставке чая, выставив в качестве охраны кораблей армию. По совершенно случайному (разумеется) стечению обстоятельств, правами на получение груза и его продажу обладали сыновья Хатчинсона, и семье терять такие деньги из-за каких-то бунтовщиков вовсе не хотелось.

В конце ноября корабль «Дартмут» прибыл в Бостон.  Сэмюэл Адамс организовал массовый митинг, на котором требовали отправить его обратно, как это сделали в Филадельфии и Нью-Йорке. Вскоре приплыли с грузом еще два корабля, “Элеанор” и “Бивер”. Судна с чаем застряли в порту. Возмущенные колонисты не давали их разгружать, а губернатор не разрешал отплывать обратно. 16 декабря на митинг в Бостоне собрались около семи тысяч человек, но и это не повлияло на решение Хатчинсона. Тогда “Сыны свободы” решили действовать самостоятельно.

Собственно, именно с этого момента – тайной встречи “Сынов свободы” – и начинается наша экскурсия по музею. У входа вас встречают экскурсоводы, одетые по моде XVIII века. Более того, каждый из них имеет своего исторического прототипа.

Посетителям, собравшимся в зале для собраний, раздают карточки с именами бостонцев, принимавших участие в заговоре. Это, конечно, совершенно необычное чувство, когда ты заходишь в комнату, будучи человеком XXI века, и превращаешься в колониста XXVIII века.

На каждой карточке есть QR-код. Проскандировав его с помощью своего мобильного телефона, можно тут же прочитать более полную биографию своего героя.

Перед туристами-“бунтовщиками” выступает один из колонистов – он довольно эмоционально рассказывает всю предысторию конфликта.

Затем приходит “сам” Сэмюэл Адамс.

Как и положено лидеру, с трибуны он обличает, гремит и воодушевляет.

Всем раздают птичьи перья. Зачем? Потому что бунтовщики переоделись в костюмы индейцев племени Мохоков и раскрасили свои лица для маскировки.

Основная версия – таким образом колонисты хотели подчеркнуть свою независимость от короны и свою “принадлежность” Америке.  У меня, впрочем, есть и другая версия. Зная, как колонисты презирали, боялись и уничтожали коренных американцев, я лично предполагаю, что они переоделись в индейские наряды, чтобы в случае провала своего плана можно было обвинить в нападении индейцев. Возможно, я не права и, разумеется, не претендую на истину. Но вот такое мое мнение, идущее вразрез с официальной историографией.

Посетителям музея предлагается проследовать на один из кораблей. Здесь можно повторить то, что сделали ночью 16 декабря 1773 года колонисты, а именно сбросить ящики с “чаем”.

На каждом корабле по два ящика. Они привязаны упругими жгутами, за которые сотрудник музея вытаскивает их обратно. Очередь из желающих скинуть ящики и тем самым подтвердить свою приверженность независимости, двигается быстро.

Любопытно, что колонисты перед нападением договорились с экипажем кораблей и те не препятствовали уничтожению груза.

В музее на почетном месте хранится один из ящиков – течением его отнесло на берег, где его нашел 15-летний Джон Робинсон. Ящик хранился как историческая ценность, передавался из поколения в поколение, из семьи в семью, использовался как кукольный замок и домик для собак, пока в 2004 году владельцы ящика не передали его историкам.

Здесь же хранится пузырек с чаем, который был заварен из листьев, привезенных в Бостон.

После нападения “Сынов свободы” Великобритания потребовала, чтобы губернатор арестовал бунтовщиков. Британское правительство закрыло Бостонский порт и ввело так называемые “Невыносимые законы”, укреплявшие роль короны в управлении американскими колониями.  Помимо Бостонского портового акта, был подписан Массачусетский правительственный акт, по которому все должности в колониальном правительстве назначались губернатором или королём Великобритании, а также ограничивались  полномочия городских собраний. Судебный административный акт давал право властям Массачусетса переносить судебные разбирательства в другие колонии или даже на территорию самой Великобритании (Джордж Вашингтон называл его “актом убийц”, справедливо предполагая, что он позволяет  британских властей нарушать права американцев и избегать наказания).  Наконец, Квартирьерский акт касался всех американских колоний – он давал право губернатору по своему усмотрению расквартировывать солдат, даже если местные власти отказывали солдатам в жилье.

После “Бостонского чаепития” и принятия “Невыносимых законов”, окончательный разрыв был неизбежен. Как и Американская революция (1775-1783), в результате которой Америка стала независимой.

О первых боях и первых потерях вам тоже расскажут в музее – ведь считается, что именно “Бостонское чаепитие” стало катализатором войны за независимость.

Обменяться впечатлениями и попробовать сорта чая, которые экспортировались тогда в Америку, можно здесь же в уютном буфете.

В магазине при музее можно купить разные сорта чая и аксессуары.

        

Любопытно, что кофе более распространен в Америке, чем чай. Когда ты заказываешь чай в кафе или ресторане, надо непременно уточнять: обычный горячий чай. Потому что иначе вам либо принесут холодный чай, либо изумятся и переспросят: точно не кофе? Считается, что именно в знак протеста американцы стали отказываться от чая, заменив его кофе. И таким образом политическая демонстрация стала культурной традицией.

А именем Сэмюля Адамса, выпускника Гарварда, философа, политика, лидера “Сынов свободы”, одного из создателей “Декларации Независимости”, губернатора Массачусетса, в 1984 году назвали один из брендов сортов пива компании Boston Beer Company. Очень неплохое пиво, надо сказать.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s