Как предотвратить стрельбу в школах

Каждый пятый взрослый американец имеет то или иное отклонение в психике. Массовый расстрел в школе города Паркленд, штат Флорида, устроенный Николасом Крузом 14 февраля, пополнил печальный список вооруженных нападений в учебных заведениях. Семнадцать человек были убиты и более двух десятков раненых доставлены в больницы.

19-летний Николас, бывший ученик школы Марджори Стоунман Дуглас, проник в здание, притворившись школьником. Он все приготовил и продумал заранее: запалил принесенные с собой дымовые шашки, активировал таким образом пожарную сирену и, когда учителя начали выводить детей из классов, устроил стрельбу.

– Сначала мы подумали, что это обычная отработка правил пожарной безопасности, и поспешили из класса, а учитель географии Скотт Бейгел  запер дверь за нами. Вскоре мы услышали выстрелы и все побежали вверх по лестнице, – рассказывает 16-летняя Келси Френд.

По ее словам, учитель быстро открыл дверь в класс и дети успели забежать и спрятаться под столами. Учитель зайти вместе с ними не смог – он погиб, загородив собой дверь класса. Прячась в классе, Келси отправила несколько сообщений маме: «Мой учитель на полу», «Я люблю маму, я так люблю тебя». Среди погибших – подростки в возрасте от 14 до 18 лет и трое педагогов.

– Я оказался практически лицом к лицу со стрелком, – говорит ученик 9-го класса Доминик Тимпоне. – Мы с друзьями спускались вниз по лестнице, потому что сработала пожарная сирена. Когда мы увидели человека, передергивающего затвор, мы побежали обратно наверх с криками «Все прячьтесь по классам!».

Чемпион по боям без правил и смешанным единоборствам 40-летний Алексей Олейник, переехавший во Флориду полтора года назад, написал в своем Инстаграме: «Столкнулись. Благополучный район, хорошая школа, безопасно… и видишь своего бегущего из школы ребёнка по телевизору, с камеры вертолета в новостях о стрельбе с жертвами в школе…». Старшая дочь Алексея Полина учится в этой школе в 11 классе и, к счастью, уцелела, спрятавшись вместе с одноклассниками.

– Я проснулась, думая, что меня ждет прекрасный день всех влюбленных, – вспоминает девятиклассница Джейд Мюллер. – Все шло нормально, был обычный день. Я выходила из туалета на втором этаже, где находятся 9-е классы, и услышала выстрелы. Забежала в класс, спряталась под столом. Я помню панику, плач, мы держались за руки и молились, чтобы все было хорошо. Мой учитель позвонил по 911, я слышала крики и выстрелы, потом полицейский спецназ освободил нас и начал выводить из здания. Кровь была везде, тела школьников, дым повсюду. Я бежала, с трудом разбирая дорогу, обнималась с выжившими ребятами, которых я даже не знала. Выйдя на улицу, я вздохнула с облегчением. Мама моей подруги отвезла нас домой, мы обнимались и плакали. Дома я тоже плакала до ночи и заснула только под утро. Есть я тоже не могла.

Очевидно, что убийца при этом чувствовал себя совершенно иначе. После совершенного Николасу удалось выйти из оцепленной полицейскими школы, смешавшись с толпой эвакуированных учеников. Он спокойно зашел в Волмарт, купил воды, зашел в Макдональдс, перекусил и отправился, вероятно, домой. Полицейский Майкл Леонард заметил Круза, неспешно идущего по улице недалеко от школы: «Он выглядел как самый обыкновенный старшеклассник – если бы не описание нападавшего на школу, его бы не заметили». После многочасового допроса в тюрьме округа Бровард Николасу было предъявлено обвинение в 17 умышленных убийствах.

Сейчас, когда стали известны некоторые подробности следствия, возникает вопрос, почему правоохранительные органы не предотвратили убийства в школе.

Сразу после задержания следователи изучили аккаунты Николаса в соцсетях, где он постоянно размещал фотографии с огнестрельным и холодным оружием. Полуавтоматическую винтовку AR-15 он также приобрел легально в 2017 году, получив разрешение, несмотря на то, что администрация школы неоднократно заявляла о нем властям как о «проблемном ребенке». Его исключили из школы в прошлом году сразу за несколько правонарушений. Одноклассница Круза рассказала местным СМИ, что Николас устроил драку с новым бойфрендом своей подруги, а потом пытался пронести оружие на территорию школы, после чего ему запретили приходить в кампус с рюкзаком – только с прозрачным пластиковым пакетом. Он постоянно говорил о том, что мечтает сделать карьеру в армии, чтобы беспрепятственно стрелять в людей. Одноклассники боялись и сторонились его: «Было очевидно, что уж если кто-то и будет стрелять, то именно он».

Круз был приемным ребенком, усыновившая его женщина умерла в ноябре 2017 года от пневмонии, явившейся следствием тяжелейшей гриппозной эпидемии в Америке. Приемная мать, судя по рассказам соседей, делала все, чтобы Николас ни в чем не нуждался, получал лучшее образование, ходил на дополнительные занятия, всегда был модно и аккуратно одет, и подросток тяжело переживал смерть матери. Поэтому семья друга, к которой переехал жить Круз, старалась относиться снисходительно к его увлечениям, щадя его чувства. Родители друга разрешили ему хранить дома оружие в закрытой на замок комнате, однако ключи от этой комнаты почему-то оказались у подростка.

– Они понятия не имели, что этот ребенок способен на массовое убийство, – сказал адвокат приютившей Николаса семьи Джим Льюис. – Они просто пытались ему помочь. У него была депрессия и он очевидно страдал после смерти матери, но никогда не показывал, что он планирует подобное. Хозяйка дома сказала, что если бы она подозревала его в жестокости, он никогда бы не переступил порог ее дома.

Получается, что одноклассники и учителя оказались более проницательными, а взрослые, которые заботились о подростке, ничего не видели – или не хотели видеть? В личном деле Круза имеется огромное количество записей о различных дисциплинарных нарушениях, а приёмная мать вызывала полицейских 39 раз с 2010 года в связи с его агрессивным поведением. Одноклассники говорят, что Круз был очень жесток по отношению к животным, с возрастом стал злым, замкнутым и не имел друзей. До того, как его выгнали из школы, администрация разослала сообщения учителям с просьбой следить за ним и корректировать его агрессивное поведение.

На днях были обнародованы некоторые подробности из личного дела Николаса Круза, которое находится в Департаменте по делам семьи. В августе 2016 года он порвал со своей девушкой, завязал драку с одноклассником, рисовал свастику на книгах – и, наконец, разрезал себе оба запястья, выложив видео в соцсеть. Было проведено расследование, в результате которого соцслужба заявила, что его мать бережно относится к ребенку и он получил помощь от консультанта-психиатра в больнице: «Потерпевший достаточно стабилен, чтобы его не госпитализировали, и может посещать школу». У Круза также были диагностированы аутизм и синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), и непонятно, получал ли он своевременную и столь необходимую помощь.

– Примерно год назад это было, – вспоминает одноклассник Круза Брент Блэк. – Я заметил, что он чем-то расстроен, спросил, в чем дело. Он ответил: «Клянусь, я расстреляю эту школу». И тогда я сказал: «Следи за тем, что ты говоришь!», повернулся и ушел. Позже он подошел ко мне и извинился. Но это было очень настораживающее заявление.

Более того: как выяснилось на днях, в январе в ФБР поступил сигнал о том, что некто по имени Николас Круз готовится совершить массовый расстрел в школе. Человек, позвонивший на «горячую линию», представился знакомым Круза и сообщил, что тот ведет себя непредсказуемо, оставляет угрожающие сообщения в соцсетях. Кроме того, был сигнал и от пользователя YouTube Бена Беннайта из штата Миссисипи: после того, как под его видеозаписью Николас Круз написал «Я собираюсь стать профессионалом по расстрелам в школах», Беннайт отправил скриншот с этим комментарием на почту ФБР.   Согласно действующему протоколу, информация, предоставленная по горячей линии, должна оцениваться как потенциальная угроза жизни. Ее следовало перенаправить в отделение ФБР в Майами, где должны были предпринять соответствующие действия, однако в этом случае протокол был нарушен.

Возникают определенные вопросы и о том, как была организована система безопасности в школе. Уже известно, что Круз вызвал Uber-такси, чтобы добраться до школы (водитель сотрудничает со следствием). Сотрудник школы узнал Круза и сообщил по рации своим коллегам о появлении бывшего ученика. Через несколько минут он услышал выстрелы и объявил «красный код» – то есть полную блокировку школьного кампуса в связи с угрозой безопасности.

Безопасность в школе

На следующий день после трагедии в школе в Паркленде появились сообщения о том, что ученик из Палм-Бич (что примерно в двух часах езды к северу от Паркленда) принес два пистолета в свою школу. В тот же день были арестованы учащиеся трех разных школ в штате Техас и средней школы в штате Алабама за то, что они пронесли оружие в кампусы. Средняя школа в Рочестере, штат Нью-Йорк, была полностью заблокирована после сообщения о том, что ученик увидел в кармане у своего одноклассника пистолет. К счастью, никто не пострадал в этих инцидентах. По статистике некоммерческого общественного сайта The Trace, каждый день в том или ином штате ученики пытаются пронести в школу оружие. Самые «вооруженные» – это штаты Флорида (больше всего инцидентов), Техас, Мэриленд, Айдахо и Аризона. Самые безопасные – Аляска, Гавайи, Мэн, Нью-Гэмпшир, Северная Дакота, Род-Айленд, Вайоминг, Вермонт и Юта.

В каждой школе необходимо проводить подготовку персонала, заявил Кен Трамп, президент компании по вопросам национальной безопасности в школе из Кливленда. В 2013 году Вирджиния стала первым штатом, принявшим закон, по которому каждая школа должна была создать группу по оценке и предотвращению возможных преступлений.

Сейчас в каждой американской школе есть охрана, однако, согласно правилам, полицейские, охраняющие учебное заведение, не имеют права носить с собой оружие – они обязаны хранить его в запертом сейфе. У охранников нет даже бронежилетов! Не везде установлены и металлодетекторы, несмотря на то, что во время исследования, проведенного в Чикаго в 2000 году, именно благодаря им было изъято 294 единицы стрелкового и холодного оружия. На данный момент в бюджетах школ такого расхода нет – и это полностью ложится на плечи родительских ассоциаций.

– В учебных учреждениях проводятся обязательные тренинги – три-четыре раза в год на пожарную безопасность и дважды – на полную блокировку кампусов, – рассказывает учитель физкультуры Наталья Мар из Нью-Йорка. – При отработке пожарной сирены все классы эвакуируются на улицу. Неоднократно, кстати, отвечала на вопросы «наших» родителей: мол, почему зимой детей выводят на улицу без верхней одежды. Сами посудите – при реальной тревоге нет времени одеться, и лучше простудиться, чем получить ожоги или отравиться угарным газом. Поэтому все тренировки максимально приближены к реальности, чтобы выработать у детей автоматическую последовательность действий. В школе, где я работаю, более семисот учеников, полная эвакуация трехэтажного здания занимает две минуты! Сотрудники «команды безопасности» – это учителя, школьная медсестра, охранники, и мы регулярно проходим тренинги, даже летом, когда в школе пусто.

Блокировка школы, в зависимости от обстоятельств, может быть полной (так называемый «красный код») и неполной («желтый код»). Полная блокировка школы происходит, когда на территории кампуса находится предполагаемый преступник. Неполная – когда нет непосредственной угрозы ученикам и сотрудникам школы, например, в тех случаях, если на соседней со школой улице идет полицейская операция.

– Обязательные правила для учеников в случае блокировки школы предписывают отключить сотовые телефоны или поставить на неслышную вибрацию, – говорит Наталья Мар. – Звонками вы можете привлечь преступника и выдать ему свое убежище. Спрятаться надо в самом дальнем углу класса, так, чтобы из двери не было видно, что в помещении кто-то есть: в школьных шкафчиках, например, или за книжными шкафами. Необходимо также закрыть и забаррикадировать двери.

А что говорят специалисты по безопасности? Сэм Барбакофф из Флориды – человек уникальный, один из немногих, кто проводит тренинги по практическому применению оружия в экстремальных ситуациях, и единственный, кто делает их в том числе и на русском языке. Сейчас он готовит новый курс для банковских охранников и транспортной полиции в Коста-Рике, и любезно поделился советами с нашими читателями.

– Первое, чему мы учим на наших занятиях: даже если у вас есть оружие или вы владеете практиками единоборств, не геройствуйте. Например, если вы находитесь в торговом центре, в кинотеатре или рядом со школой, и появляется убийца, стоит ли бежать ему навстречу? Нет и ещё раз нет. Во-первых, полиция может принять вас за сообщника преступника, в такой ситуации нет времени разбираться, хотите вы помочь его обезвредить или заодно с ним. Во-вторых, можете ли вы быть уверены, что попадете в цель в стрессовой ситуации? Что вы выстрелите и не попадете в случайного прохожего? Ведь это только в кино герои стреляют практически вслепую и попадают в цель – в реальной жизни, по статистике ФБР, даже выстрелы полицейских не доходят до цели в 80% случаев. Конечно, если вы видите, что вам или вашим близким угрожает серьезная опасность, то надо себя защищать и закон будет на вашей стороне, однако вы должны быть уверены, что не пострадает никто, кроме преступника. Поэтому в общественном месте в случае опасности надо подчиняться и действовать согласно концепции «беги-прячься-дерись», т.е. постарайтесь покинуть это место, если не получается – спрячьтесь, не удается – деритесь, используя любые подручные средства.

«Ножик? А что такого?»

– Я педагог с 30-летним стажем, – говорит Элина Элрот из Олбани, Нью-Йорк. – И пока в обществе не утихают серьезные споры «за» и «против» продажи оружия, я вижу, что происходит с системой образования. Школы повсеместно скрывают инциденты, случившиеся из-за жестокости детей, потому что мы все равно ничего с этим сделать не можем. По существующим правилам, учителя не могут рекомендовать консультации с профессиональными психологами и терапевтами, если родители против! Когда мы сообщаем о том, что ребенок совершил какое-то насильственное действие в отношении другого ребенка, чаще всего сталкиваемся с полным противодействием родителей. Как же, ведь их ребенок самый лучший и самый замечательный! Если у ребенка есть сильные патологии в развитии, родители тоже часто стараются этого не замечать, несмотря на то, что система образования и поддержки детей с ментальными заболеваниями существует (мы писали об этом в номере 4, 2018 – ред.) и вполне реально получить своевременную помощь. Мы, учителя, находимся на первой линии защиты, образно говоря, и мы видим, когда надо помочь детям. У меня были 4-летние ученики с уже проявляющейся тенденцией к жестокости, но я ничего не могла сделать, потому что родители полностью отрицали возможную проблему. Я уверена, что если ребенок вовремя получит помощь, у него не будет в будущем проблем с оружием.

Судя по отзывам на эмигрантских форумах, немало русскоязычных родителей не только не разбираются в правилах, существующих в американских школах, но и заранее напуганы интернет-слухами о том, что их детям будут почему-то непременно давать успокоительные таблетки, «превращая в послушных роботов».

«Моего ребенка вызвали к директору за то, что он принес в школу брелок с ножиком. Он всего лишь хотел похвастаться перед одноклассниками, я уверена! Он добрый, послушный, застенчивый мальчик», – жалуется одна из посетительниц форума. В ответ ей пишут: «Да, вы правы, его третируют, потому что он эмигрант»; «Eго хотят посадить на таблетки, не слушайте никого!»; «Это нормально для мальчика, вспомните, мы все росли, играя в войнушку».

– Как педагог-консультант я не раз сталкивалась именно с такими «нашими» родителями, которые пожимают плечами («А что тут такого?») и вспоминают свое босоногое детство с рогатками и разбитыми футбольным мячом окнами, – говорит психолог Ирина Муравьева из Вестчестера, Нью-Йорк. – Приходится объяснять, что времена изменились, и страны, к слову, тоже совсем другие, и то, что приемлемо на бывшей родине, совершенно недопустимо тут. Например, одного первоклассника вызвали к директору за то, что он хватал других детей за горло. Мама удивилась: мол, он просто щекочет, играет так. Однако первое правило, которому учат детей в американских образовательных учреждениях, – это «держи руки при себе». Взрослому будет приятно, если к нему подойдут, схватят за горло и начнут щекотать? Почему же мы отказываем в праве на личное пространство и личные желания нашим детям? Изучая подробности случившихся массовых расстрелов в школах, понимаешь, что многие из них можно было бы предотвратить, если бы родители, учителя и правоохранительные органы действовали едино, предупреждая и обращая внимание на признаки агрессии у детей и предоставляя раннюю терапию.

Согласно статистике правозащитной организации Everytown for Gun Safety, с расстрела начальной школы в городе Сэнди Хук, штат Коннектикут, в 2012 году в Америке зафиксировано 300 случаев стрельбы в учебных заведениях. Восемь – только в этом, 2018-м, году: в Северной Каролине, Техасе, Кентукки, Филадельфии, Калифорнии, Мэриленде, Нэшвилле и Флориде. И пока политики выясняют отношения и делают себе рекламу на громких заявлениях о продаже оружия, бюджеты школ на социальных работников, психологов, медсестер сокращаются, размеры классов увеличиваются, в то время как растет число людей, нуждающихся в психологической и психиатрической помощи. По данным общественной организации «Mental Health America», каждый пятый взрослый американец имеет то или иное отклонение в психике. Среди молодежи (до 21 года) показатели еще хуже: если в 2012 году к врачам с тяжелой депрессией обращались 5,9% подростков, то в 2015 году уже 8,2%. Даже в штате Мэн, где ситуация с лечением психологических проблем считается самой лучшей в стране, 41,4% потенциальных пациентов не получают никакого лечения. Существует серьезная нехватка специалистов в сфере психического здоровья – на шестерых пациентов приходится только один консультант или врач. Поэтому, помимо споров об ужесточении контроля над оружием, необходимо также уделить внимание предотвращению подобных случаев.

Опубликовано “В Новом Свете” 21 февраля 2018

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s