Свято-Троицкий монастырь в Нью-Йорке

На севере штата Нью-Йорк находится крупнейший православный действующий монастырь и семинария Русской православной церкви заграницей.

Будущий основатель монастыря, архимандтрит Пантелеимон (Нижник Петр Адамович) родился в 1895 году в селе Речица Гродненской губернии. В 1913 году он уехал в Америку на заработки. Поначалу остановился в Чикаго, где была вторая по численности после Нью-Йорка русскоязычная община, работал там на сахарном заводе. По воспоминаниям, которые я читала перед поездкой в этот монастырь, Петр Адамович очень тяготился свободными нравами американцев и тем, что и русскоязычные иммигранты быстро теряли связь с Родиной и собственной верой, стремительно ассимилируясь.

После двух революций Америку накрыла “белоэмигрантская” волна, частью которой было и духовенство. В 1918 году Петр Адамович вступил в братство Свято-Тихоновского монастыря в Пенсильвании, а еще через два года там же принял монашеский постриг и священство. Прожил он в Свято-Тихоновском монастыре около десяти лет, но мечтал основать скит и жить там. Решение было принято при поддержке отца Иосифа (Ивана Андреевича Колоса), который был регентом-псаломщиком на приходе. Чтобы накопить нужную сумму, Нижник поступил рабочим на авиазавод Игоря Сикорского.

Сикорский – один из самых известных и уважаемых (до сих пор!) в Америке русских иммигрантов – использовал свои связи и влияние, чтобы помочь и поддержать других беженцев из Российской империи. Во многом на его деньги была основана русская деревня Чураевка, построена Николаевская церковь в  Стратфорде, штат Коннектикут.

В 1928 году был найден подходящий участок земли на севере штата Нью-Йорк, размером около 300 акров (121 гектар) и стоимостью 5000 долларов. Нижник и Колос отдали все средства, которые удалось скопить, да еще и заняли 750 долларов. Вспоминал о том времени будущий архимандрит так: “В 1928 году мы купили участок земли, на котором ныне расположен наш Свято-Троицкий монастырь. Но мы продолжали работать на заводе пока полностью не выплатили за землю. В это время к нам присоединился еще один монах из Тихоновского монастыря – отец Иаков. В 1930 году, весной, после Пасхи, я оставил работу на заводе и приехал на свою землю. Все было здесь запущено, тишина кругом и – ни души. Несколько раз я восходил на холм, в лесу, наслаждался окружающим покоем и видел оттуда свое хозяйство: старенький – без окон двух-комнатный домик и при нем колодец, а в других концах еще четыре колодца – вот и все, а кругом лес и тишина – пустыня. Первой моей хозяйственной покупкой, помню, был небольшой металлический чайник. Выйду, бывало, из домика на двор, зажгу дровишки между тремя камнями и на них поставлю чайник с водой, а сам – в Джорданвилль, в лавочку за продуктами. Приду назад – чайник закипел, и завтрак готов. Первыми собратьями обители были монах Иаков, старенький дьячек Иван Морозов, Филипп Писарик, монах Филарет, а позже присоединились к нам два регента – Петр Иванович Козлов (впоследствии иеромонах Павел) и Иван Андреевич Колос (впоследствии архимандрит Иосиф) … На новом месте мы прежде всего, конечно, занялись совершением положенных ежедневных богослужений, а между ними устройством хозяйства. Мы купили корову и двух лошадей и начали заниматься земледелием. Начали строить сарай для хранения сена и завели молочное хозяйство. Из своего леса мы заготовили матерьял для постройки жилого помещения на 16 келлий и домовой церкви. В это время к нам присоединился хороший плотник, иеромонах Илья (Гаврилюк), и в 1935 г. была окончательно отделана церковь, которая в день освящения – сгорела. Это было Божие испытание нашей веры. Таковы были первые шаги по созданию этой нашей обители, которая, с помощью Божией, ныне все растет и растет и за короткое время своего существования превратилась в Зарубежную Лавру. Слава Богу за все!” (“Православная Русь”, сентябрь 1980 г.).

 

Архимандрит Пантелеимон скончался в январе 1985 года, успев увидеть, как расцвело дело всей его жизни – Свято-Троицкий монастырь стал не только крупнейшим на северо-востоке Америки духовным православным центром, с  иконописной мастерской и собственной типографией. Здесь также действует Свято-Троицкая духовная семинария, это единственное высшее учебное заведение Русской православной церкви заграницей. В семинарии в течение четырёхгодичной программы (степень бакалавра) изучаются как богословские, так и общеобразовательные гуманитарные дисциплины, причем диплом бакалавра богословских наук аккредитован Департаментом образования штата Нью-Йорк. Сначала преподавание велось на русском языке, но с 2010 года постепенно перешли на английский язык обучения. При монастыре и семинарии есть также архив, библиотека, музей, церковно-певческая школа, здесь проводятся конференции и выставки. “Зарубежная Лавра” сейчас известна во всем мире.

Церковь похожа на сказочный терем.

Вход на территорию бесплатный, но, естественно, предъявляются требования к внешнему виду (юбки, платки для женщин), ну и, в соответствии с пандемией – маски. Нельзя, конечно же, шуметь и вообще привлекать к себе внимание.

Кладбище при церкви, на котором похоронены настоятели и монахи. Ощущение тишины, покоя и вот это солнце над храмом – непередаваемое сочетание.

Вход в семинарию. Когда нет занятий, то можно заходить внутрь.

Собственно, уже на входе понятно, какую роль в основании монастыря играла белоэмиграция.

Общий зал.

Идет работа над новым плакатом.

Любопытно, что вдоль лестничных пролетов висят информационные плакаты с рассказами о мучениках за веру, пострадавших в период советской власти.

 

В 2011 году Свято-Троицкий монастырь был внесен в Национальный реестр памятных мест США, так что побывать тут стоит, независимо от религиозных и исторических взглядов.

*

Гораздо ближе к городу Нью-Йорк находится еще один действующий монастырь – Ново-Дивеевская обитель. Рассказ о ней можно прочитать тут.

 

3 thoughts on “Свято-Троицкий монастырь в Нью-Йорке

  1. Какой отличный рассказ. Спасибо огромное.
    И замечательные, впечатляющие виды!

Leave a Reply to 1ubit Cancel reply